Главная » Исследовательские материалы » Мужчина и женщина в культуре ханты

Мужчина и женщина в культуре ханты

В остяцкой сказке "Унху"   дается такое   описание красавицы - дочери местного духа «...Она была очень красива. Когда она ходила туда-сюда, на ее платье бренчали разные бусы и колокольчики и сверкали бисером вышитые узоры. Остяку эта девушка очень понравилась. Он полюбил ее и захотел жениться на ней...».

Всякая культура, моделируя идеал человека, создает стереотипы, отличающие мужчину и женщину по физическим, социальным и психологическим качествам, формирует свое понятие мужской и женской красоты - телесной и душевной. В угорском фольклоре крайне редко встречается сколько-нибудь подробное описание физиологического облика человека. Лишь в былинах южных остяков, записанных С. Паткановым, дается представление о женской красоте; например, в описании остяцкой княжны: "златоглазая бровастая дочь мужа полуденной стороны", а красота девиц сравнивается с восходящим солнцем и стоящим на небе месяцем. Физической красоте - красоте тела и лица - у обских угров придавалось не первостепенное значение. В понятие "Хорасым-ими" ("красивая женщина") вкладывался смысл, как и в упомянутой выше сказке "Унху", красиво одетой женщины; если женщина в красиво сшитом костюме, значит, она рукодельница - быстрая, работящая, неболтливая. Приводя примеры фольклорного описания остяцких княжен, С. Патканов отмечал, что привлекательности их облика "немало способствовали и красивые дорогие одежды, которые они носили".

При выборе невесты на возраст и красоту будущей снохи отец жениха не обращает внимания. От будущей жены своего сына он требует лишь работоспособности. Впрочем, остяки, даже в том случае, когда вступают в брак самостоятельно, возрастом и эстетическими мотивами в выборе жены не руководствуются; при вступлении в брак обращают внимание на здоровье, главным образом, женщины. Женщина всегда оценивалась в зависимости от конкретной социальной роли, как сестра, жена, мать, поэтому в отношении к ней подчеркивались прежде всего такие качества, как плодовитость, материнство, умение "обращаться с иголкой и наперстком", "шить одежды из звериных шкур", и в последнюю очередь - свойства характера и внешность.

Физической красоте мужчины уделялось еще меньше внимания. Не являлась значимой характеристикой в отношении мужчины и одежда, изготовляемая женщиной - матерью, женой. По одежде можно было судить лишь о достатке мужчины. Он оценивался прежде всего по своему общественному положению и роду занятий, обращалось внимание на его умение и способность к промыслам - охоте, рыболовству, оленеводству. В одной из вогульских медвежьих песен о городском богатыре говорится, что он

"Еще с малолетства был прекрасный охотник:
Не пропускал он мимо себя ни одного зверя,
Бегающего по земле,
Не пропускал он мимо себя ни одной птицы,
Летающей в воздухе".

Сила богатыря, а также его мужская зрелость в хантыйских легендах определялись по умению изготовить богатырский лук и натянуть на него тетиву. Каждый из родителей гордился дочерью-девицей, "держащей иглу и работающей концами пальцев", еще больше - сыном, "мужем-богатырем, держащим лук в руке».  Продемонстрировать свою силу богатырь мог и без применения боевого оружия: к примеру, съесть в одиночку большую щуку способен только настоящий будущий богатырь.

Одним из признаков красоты как у женщин, так и у мужчин считались длинные волосы (косы). Не случайно, почти все хантыйские и мансийские божества имеют косы: длинная коса в виде змеи украшает Казымскую богиню; богатые волосы у Тек-ики, и его прекрасные семь жен ежедневно заплетают их в семь кос. Волосы являлись не только символом красоты, но и средоточием душевной силы человека, не случайно в угорской культуре существует целый ряд запретов, связанных с волосами. По хантыйским представлениям, волосы при выпадении и стрижке нельзя разбрасывать - иначе душа будет ходить и искать их по всему свету. При сжигании волос сургутские ханты подбрасывали в костер полено - таким образом прокладывался "мост в мир мертвых", после чего следовало обращение к огню: "Когда мне волосы нужны будут - отдашь" (по-видимому, считалось немыслимым остаться без волос и в загробном мире). Ни в ком случае не допускалось сжигание волос в "чужом" огне, так как человек после смерти встречался лишь со своими родственниками, имеющими "один" огонь. Стрижка волос, снятие их рассматривались как потеря души. Согласно легендам о Тек-ики, выходя замуж за тегинских парней, женщины быстро теряли свои волосы (они выпадали): считалось, что Тек-ики (покровитель Тегинских юрт, выступавший в образе собаки) забирал у них часть волос, а значит, и их души, чтобы его собственные косы никогда не истощались. Особенно интересными в этой связи представляются обряды распускания волос женщинами (у обских угров им сопровождались три обряда - похороны, родины, свадьба).

Едва ли не единственным украшением и в тоже время знаком достоинства мужчины был низко повязанный и богато украшенный пояс с многочисленными свисающими металлическими цепочками и подвесками. Кроме того, пояс делил мужчину на две равноценные (в отличие от женщины) половины - верхнюю и нижнюю, абсолютно симметричные но отношению к "верхнему" и "нижнему" мирам.

Женщина-чужеродка (представительница "чужого" мира) с ее предрасположенностью к восприятию злых духов всегда представляла угрозу для мужчины. Так, вышедшая замуж женщина, очутившись в "чужом" мире вынуждена была навсегда закрыть свою главную душу - (голову) платком. Именно с сокрытием души связан широко распространенным в угорской среде обычаи "избегания". В понятие "избегания" вкладывается и значение уважения к тому лицу, от которого закрывается женщина. Не закрывающая свое лицо женщина проявляет к мужчине недоброжелательное отношение, питает к нему неприязнь, от которой ему грозит смерть. Такой поступок наказывался изгнанием женщины из рода и семьи. Платок на женщине, покрывающий голову и лицо, служил преградой для проникновения в душу.

Использован материал Е.В. Переваловой "Модель в культурологи Сибири и Севера": Сб. науч. трудов. - Екатеринбург: УрО РАН, 1992. - С. 85-97.

Новости музея

Театр Берестяных масок провел гастроли в Беларуси

Пояс по старинным образцам сделали в Казыме

Продолжаем обучаться работе с берестой!

      Песня коми-ижемцев «Шондыэ маме» «Солнышко – мама" внесена в реестр нематериального культурного наследия ХМАО-Югры

С чего начать?

Началом истории поселка Казым как долговременного поселения может служить строительство культбазы. Казымская культурная база была открыта в ноябре 1931 года. Она «была построена на берегу таёжной речки Амня, в 20 км. от её устья при впадении в р. Казым.

Казымская культбаза - центр культурно-просветительской работы среди коренного населения Севера, преимущественно хантов. Создана по решению Комитета Севера ВЦИК в марте 1930 г. 

Новые материалы

Авторы проекта - ученики Казымской СОШ Кантеровы Валерия и Вероника, Новикова Ксения, Тарлины Ангелина и Татьяна, Юхлымова Мария

Рукводитель - учитель истории  Шевелева Марина Михайловна 

Авторы проекта: Тарлины Александра и Валентина, Хрушкова Анастасия. Ученицы 7 класса СОШ с. Казым.
Научный руководитель проекта: Шевелева Марина Михайловна. СОШ с. Казым. Учитель истории.